?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Pura Vida Conspiracy tour, 2013 :: Warsaw


Warsaw, 2013 © Ludmila Pogodina


С приходом лета началась ломка по живому звуку, ноги зачесались в дорогу. Город мертвых птиц и мотоциклистов, сквозь который я проезжала раз 50 или 150 за последние несколько лет, наконец-то стал целью. Варшава при ближайшем рассмотрении оказалась теплой и симпатичной - всю ночь мы пили сухое красное вино с Адэлей и Павлом, все утро по мне ползал мой новый знакомый ребенок Зоя, весь день я создавала собственный язык из смеси русского, белорусского и польского в поисках таблетки для экспонометра, а вечером, проглотив классный панини с пивом в пабе Zielona Gęś, наконец-то добралась до клуба Stodola... и тут же, случайно, присоединилась к лагерю отщепенцев - тем, кого все обходили стороной, и кто говорил по-русски. Их было шестеро, они приехали из Питера и Москвы, и с собой у них было много вина.

От слова "Москва" у людей в Варшаве сразу портилось настроение. Минск - хорошо, Питер - нормально, Москва... тишина. Девочка Эльвира, с которой мы еще пол ночи выгуливали проспекты, не отрекалась до последнего: "Послушай, ну скажи уже, наконец, что ты из Украины. Побереги себя", - но Эльвира не сдавалась и даже после того, как ее до слез обидели клубные охранники, честно, немного робко, произоносила "Москва". В таком состоянии ее и подобрала делегация россиян, среди которых оказался еще один москвич - Артем, доктор атомных наук - но Артема об этом никто не спрашивал. Все вместе мы вошли в клуб.

Билеты были раскуплены за неделю до концерта и людей внутри оказалось больше, чем запасов кислорода. Чтобы повысить шансы на пути к сцене, я оставила рюкзак у стола с майками и дисками и вошла в мокрую толпу. Мужики топырили локти и злобно, не оборачиваясь, перекрывали путь. Я настаивала на своем и старалась заглянуть им в глаза: мол, не стыдно? Неа, не стыдно. Когда я и доктор атомных наук оказались слева от сцены, уже у самого заграждения, я поняла, что Штирлиц промахнулся - за ограждение можно было попасть только с правого края, а между мной и ним теперь сотни острых локтей. Шумно набрав воздух в легкие, мы ломанулись в самый слэм. Я плотно-плотно прижимала камеру к груди и в какой-то момент не уберегла нос - именно на нос приземлился чей-то веселый кулак. После этого на месте кулака показались испуганные глаза и попросили прощения. Я устремилась дальше - быстрее, настырнее. Еще немного, и у заграждения справа я оказалась в тот момент, когда начали запускать фотографов: победа! тут же обернулась поражением. Фотографы бежали к сцене с лестницами, я посмотрела на сцену - два метра в высоту, не меньше. Штирлиц - круглый дурак.

Когда фотографы убежали и охранники смирились с тем, что я не уйду, настало время выбирать правильные углы. Для человека, который без автофокуса ночью на фестивале, сидя на чьих-то незнакомых плечах, снимал концерт Clawfinger или менял пленку в камере посреди слэма в SO36 под Banda Bassotti, нет безвыходных ситуаций. Углы нашлись, но через полчаса пленка закончилась. Только тогда я вспомнила про рюкзак. Между ним и мной теперь было пару тысяч плотно прилипших друг к другу тел - кричащих и поющих тел, от которых валил жар, как в полдень от горячего асфальта. Я не решилась на подвиг. Притворяться перед охранниками, что я все еще фотографирую, тоже было наивно и смешно. Я зажала камеру в один кулак, экспонометр - в другой, и ударилась в пляс, переглядываясь и смеясь вместе с первым рядом вдавленных в ограждение людей.

На этом концерте я полюбила Варшаву. В прошлом году на Greenville творилось что-то похожее, но в Стодоле было намного больше людей на метр квадратный, и я оказалась между молотом и наковальней - между сценой и толпой - где энергия металась, как шарик от пинг-понга, то в одну, то в другую сторону. А вместе с ней - горячий воздух. Если бы пот, который лился с людей, тут же не испарялся, мы бы все уже стояли по колено в воде. Охранники, пыхтя, снимали с поверхности кипящей толпы пенку - люди сыпались за ограждение один за другим, и мимо меня постоянно кто-то бегал. Я уворачивалась и уступала дорогу, и когда охранники смекнули, что я им не мешаю, стали стремительно пропитываться респектом и уважухой. Несколько ужимок и прыжков, немного внимания от музыкантов, и вот уже охранники передают мне, как младшей сестре, фиолетовую шляпу, которая не долетела до сцены. Когда же что-то со сцены не долетало до толпы, охранники хихикали и пожимали плечами. Медиатор, который бросил Майкл, отскочил от рук и упал за ограждение - охрана вредно улыбалась. И не стыдно? - я с упреком посмотрела на дядек в черном, обошла их со спины и отдала медиатр кому-то в толпе. Стыдно, - опустили глаза охранники и с тех пор вели себя хорошо. Еще через час все они жали мне руки и утверждали, что я лучший танцор в зале. После того, как отгремели новые тяжелые и старые звонкие песни Борделло, пронзительно запел Джонни Кэш. Я прослезилась.

- Понравился концерт? - с охраной я говорила только по-английски.
- Да! Хорошая энергия, нечасто у нас такое, - кивал широкоплечий мужик и радовался мне до тех пор, пока я не заговорила со скрипачом по-русски. После этого охранник что-то брезгливо пробубнил коллеге по-польски, потом мне - по-английски: - Россия?
- Беларусь.
- А...

На концерт в Варшаву я ехала на пару с любопытством - в Gogol Bordello появился белорус, и надо было срочно разобраться, кто таков, как вписался и то ли еще будет-ой-ой-ой. После концерта было время развалиться на диванах и попить живой воды. Новый гоголевский белорус был молод, слегка растерян и очень приветлив. Говорить нам было пока не о чем, но он постоянно подмигивал мне правым глазом и широко улыбался - когда два белоруса встречаются за границей, они ведут себя, как инопланетяне. К тому времени на мне, как на матрешке, красовались две шляпы - фиолетовая поверх желтой.

- Не ты ли это - та девушка в маленькой желтой шляпке? - прищурив один глаз, на меня смотрела большая веселая полька. Я сняла фиолетовую шляпу, и полька схватила меня за руку и притянула к себе. Из клуба я уходила с шестью отпечатками алых губ, которые равными интервалами шли от запястья к плечу: - Божемой, как ты классно плясала у сцены! - Это успех, подумал Штирлиц. Утро мы встретили у Олы - так звали польку - дома, на кухне огромной столетней (Ола делала на этом акцент) коммуналки, с чаем и осипшими голосами. Где Эльвира снова призналась, что она из Москвы, и все вокруг как-то сразу скисли.



























Warsaw, 2013 © ludmilapogodina.com



Comments

( 12 Truth Is Out There — Tell Me the Truth )
annok
Jun. 23rd, 2013 08:16 pm (UTC)
кайф) как побывала
stopka
Jun. 23rd, 2013 08:57 pm (UTC)
:-)
_nevr_
Jun. 23rd, 2013 09:13 pm (UTC)
Крутые фото.
А зачем ты в Варшаву через Вильню ехала?
stopka
Jun. 23rd, 2013 09:51 pm (UTC)
За интересом, Женя. Потому что границу пересекать не больно.
roo_ru
Jun. 24th, 2013 04:33 pm (UTC)
ай, красавамолодца!!)
stopka
Jun. 24th, 2013 06:04 pm (UTC)
хаха. акция: вспомни молодость - напиши в жэжэ!
18claret_blue74
Jun. 24th, 2013 05:22 pm (UTC)
Сама не люблю Москву, но еще больше не люблю врать. Во Вроцлаве кстати никаких проблем не возникало, такие все дружелюбные. А еще там был невообразимый слем, на мои синяки после него в субботу слетелись две феминистки и принялись убеждать, что если меня бьет муж, я не обязана это терпеть :)
stopka
Jun. 24th, 2013 06:02 pm (UTC)
хаха, отличная история! феминистки правы :D
мне не хотелось, чтобы ты врала, но еще меньше мне хотелось смотреть, как тебя бьют на пустынной ночной улице! ))
18claret_blue74
Jun. 24th, 2013 06:05 pm (UTC)
Ничего, в августе перееду в Петербург и в Варшаве мне будет значительно проще :)
stopka
Jun. 24th, 2013 06:27 pm (UTC)
вот до чего довел планету этот фигляр ПЖ!
Evgeny Bortnovsky
Jul. 5th, 2013 05:12 pm (UTC)
Вот обожаю твои тексты, Люсия, как и фото впрочем.
stopka
Jul. 5th, 2013 05:13 pm (UTC)
Спасибо, Женя.
( 12 Truth Is Out There — Tell Me the Truth )

Profile

vazovsky
stopka
Ну, Погодин! [Людмила По - сказочница]
ludmilapogodina.com

Latest Month

February 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    
Powered by LiveJournal.com