?

Log in

No account? Create an account

February 1st, 2017

Это интервью было опубликовано в беларуском журнале "Я" в апреле 2014 года. Идея поговорить о власти пришла в голову моему другу и коллеге Славе Корсаку, и с этой идеей я пришла к другому своему другу - психоаналитику и философу Виктору Мазину. Никто это интервью тогда толком не читал, а в июне исчез и сам журнал. Ровно через год, в марте 2015, когда политическая обстановка между Россией и Украиной обострилась, кто-то нашел старый текст и материал за месяц разлетелся по социальным сетям - в одном только fb более 8000 раз. Мы со Славой молча наблюдали, разинув рот. А Мазин тогда сказал: "Нда, человек - странное существо, будто это стало актуальным только сейчас...". Оригинальной ссылки на интервью не сохранилось, как и самого сайта. Поэтому текст теперь будет жить здесь. Чаще всего приятно, когда текст не теряет актуальность. Но в этом случае все наоборот. Прах и тлен.

Последние события в мире подсказывают, что политикам пора ставить диагноз. Российский философ и психоаналитик Виктор Мазин рассказывает о том, что власть делает с людьми и чего люди хотят от своих властителей.

— Почему один человек стремится во власть, а другой склонен подчиняться?

— Есть еще категория людей, вроде меня, которые не хотят ни подчиняться, ни властвовать. Тем не менее, вы с пол-оборота придали страшный ракурс нашему разговору. Если говорить, что одни люди стремятся к власти, а другие — к подчинению, то вся проблема в том, что несопоставимо опаснее вторые, чем первые.

Самая омерзительная фигура для меня в истории человечества — это Адольф Гитлер. Но все беды человечества не от него, а как раз от того великого большинства, которое хочет подчиняться. Тех, кто готов сбиться в массу со словами: «Возьми меня себе, любимый дорогой властитель!» — отказываясь от идентичности, истории, желаний.

В этой связи мне вспоминается мысль Мишеля Фуко: «Не позволяйте себе влюбляться во власть»; и мысль Вильгельма Райха: «Желание всегда инвестировано в социальное поле». Иначе говоря, желание не индивидуально — оно всегда связано с коллективом, массой, обществом. Для меня речь никогда не шла о хороших или плохих властителях — властитель как таковой для меня уже представляет определенную угрозу. По той причине, что как только у нас появляется властитель, у него появляются миллионы людей, которые готовы принести себя в жертву Бушу/Сталину/Путину — неважно.

— То есть все дело в тех…

— …кто инвестирует в них свою любовь. Здесь становится не по себе. Насколько замечательно, когда мы любим другого человека — девушку, парня, маму, — настолько ужасно, когда мы любим человека, о котором мы не знаем вообще ничего! Я не могу любить Чингисхана — это не человек, это образ одержимого маньяка. Я однажды чуть не выпал из самолета, когда прочитал, что, по опросам россиянок, их любимая женщина — Кондолиза Райс. А что вы про нее знаете? Ответ: ничего. Ноль. Но мы любим ничего. Кто вам вообще сказал, что она — женщина? Мне бы никогда не пришло в голову назвать женщиной Меркель или чудо (или чудовище) Петербурга — Матвиенко.

— Теперь у вас есть Мизулина.

— Про Мизулину я слышал только то, что она пыталась запретить оральный секс. В этом городе у нее есть только один конкурент — выдающийся человек, великий, никто бы про него никогда не узнал, если бы не его гений. Гражданин Милонов. Первый закон, который он пытался принять, — это закон против топота котов. Вот видите — вы не слышали, вы смеетесь. Здравомыслящему человеку такое объяснить невозможно. Объяснить музейному сотруднику из Лос-Анджелеса, что депутат местного законодательного собрания пытается запретить топот котов, нереально. И человек по-прежнему пребывает у власти. То есть этим самым я нечаянно повел в сторону психопатологии власти.Читать дальше...Collapse )

Tags:

Profile

vazovsky
stopka
Ну, Погодин! [Людмила По - сказочница]
ludmilapogodina.com

Latest Month

February 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    
Powered by LiveJournal.com